Элитная “черная дыра”

В Сколково, как в Греции, есть всё и даже больше. Неэффективность и мотовство госуправления, налоговые льготы и прекрасные полупустые офисы, громкие бренды хай-тека, научные и жуликоватые имена… Есть даже своя независимая от страны бизнес-школа. Вот только ни бизнеса, ни образования там нет. Есть провал образовательного проекта, запущенного олигархами по соседству с МКАД под свои нужды, ну и чтобы Сколково чем-то пафосным начать наполнять.

В миссии этой самой Московской школы управления записано: “Помогать успешным стать более успешными”. Если конкретнее, без пафоса, то заведение, государственная регистрация которого относится к ноябрю 2005 года, рассчитано на топ-менеджеров компаний и их собственников, прежде всего, самих учредителей – богатейших людей России.

Но не получается у наших миллиардеров и кремлёвских деятелей (они, впрочем, как правило, совмещают в себе оба понятия) “помогать успешным”. Даже себе любимым они окончательно разучились это делать. И без того мизерный набор слушателей в преддверии нынешнего учебного года вновь скукожился уже до неприличия – до пары десятков слушателей.

За прошлый год самая пафосная школа России понесла серьезные убытки – расходы превысили доходы примерно вдвое. Дорогостоящее заведение никак не может выйти на самоокупаемость и хотя бы расплатиться по кредитам – в эту школу просто не идут. Едут мимо, как прежде, в аэропорты – за вожделенными степенями MBA (masters of business administration) за рубежи нашей прекрасной и богатой родины. Скажите, а пойдёт ли кто в здравом уме в школу – дорогущую, но лишь с четырьмя постоянными профессорами, с нынешним “потоком” в 30 учащихся при официальном плане в 100-200 человек?!

Для сравнения: в престижной индийской школе ISB – 48 постоянных преподавателей для 800 студентов. Число преподавателей в Harvard Business School, столь популярной среди российских элит, – 217. Зато, по расчетам Forbes, стоимость получения степени MBA в Сколково с учетом проживания почти вдвое выше, чем в уже признанной деловым миром индийской ISB. Без проживания в кампусе учебная 12 – или 18-месячная программа, как указано на официальном сайте Московской школы управления, обойдётся в 45 тысяч евро (рубли здесь вообще не фигурируют). Учредители ориентировались по цене обучения не на безвестных новичков с развивающихся рынков, что было бы справедливым, а на двадцатку лучших мировых школ.

Между тем при выборе бизнес-школы серьёзные абитуриенты ориентируются на мировые рейтинги, в которых недоделанное в прямом и переносном смыслах Сколково, конечно, не фигурирует. Сколково не может попасть в рейтинги даже по формальным признакам. Для этого требуется международная аккредитация программы, которую “школа олигархов” сознательно не получает, разработав свой сколь “уникальный”, столь и никем не признанный учебный курс.

А без аккредитации в мировом табеле о рангах школы не становятся престижными, сколько бы много евро там не брали за обучение. Не дороговизна, а отсутствие международного признания и поразительная узость профессорского состава надежно отвращает от сколковского кампуса капризных “мальчиков” и “девочек” большого бизнеса.

Основным критерием международных рейтингов, например, рейтинга авторитетной Financial Times, который делает погоду на рынке MBA, является рост доходов и вообще карьеры выпускника по окончании учебного заведения. Однако большинство из получивших сколковское образование уверенно демонстрируют падение доходов.

Выяснилось, что такие выпускники не нужны даже самим учредителям элитного заведения, а это ли не яркое свидетельство низкого качества обучения. Примеров, когда кто-то из отцов-основателей взял к себе дорогого выпускника, почти нет. А ведь среди отцов-основателей и попечителей бизнес-школы с потрясающими архитектурными формами такие люди как Герман Греф (глава Сбербанка), Алексей Мордашов(“Северсталь”), Олег Дерипаска (Базэл, Русал), Рубен Варданян (“Тройка Диалог”), Михаил Куснирович (ГУМ и бренд Bosco), Леонид Михельсон (“Новатэк”), Рустам Тарико (“Русский cтандарт”), Валентин Завадников и Андрей Раппопорт – оба выходцы из РАО ЕЭС. А ещё первый вице-премьер Игорь Шувалов, глава кремлевской администрации Сергей Иванов и бывший министр Андреем Фурсенко. Ну и, конечно, главные модернизаторы России Владимир Путин (оставил свою подпись на символическом кирпиче в основании школы) и Дмитрий Медведев.

Землю школе передал Роман Абрамович, которого в этих целях изрядно напряг Игорь Шувалов. Саму идею бизнес-школы международного уровня российским олигархам и чиновникам подарил Раджат Гупта, управляющий директор глобальной консалтинговой компании McKinsey – человек, которого федеральный суд Манхэттена признал в июне 2012 года виновным в крупном мошенничестве с инсайдерской информацией (ему грозит 25 лет тюрьмы).

Футуристическое здание кампуса хорошо видно с самолётов, улетающих из Внуково за границу. С высоты его ни с чем не спутаешь: стоит оно, сверкает бесчисленными витражами практически в чистом поле. Кампус строился “на вырост”. Сейчас школа занимает только 40% его общей площади, остальное пустует или сдаётся в аренду. Несмотря на маленький набор, кампус в Сколково один из самых больших (80 тыс. кв. м) и дорогих ($250 млн) в мире. Вот только людей в нём – что студентов, что преподавателей – раз-два и обчёлся, но сверху этого не видно.

Примечательно, что в декабре 2011 года (после думских выборов в волшебном стиле Чурова) богатые студенты Сколково проявили довольно упорную солидарность с митингующими на Болотной площади. Они обмотали огромное здание кампуса 600-метровой белой лентой, и она целую неделю колыхалась на ветру потёмкинского наукограда.

Надо сказать, что кризис пригасил прыть практически всех “элитных” учредителей Московской школы управления. Они уже не готовы бесконечно вкачивать деньги в образовательную “чёрную дыру”. Со следующего года истекает льготный период, и в течение 10 лет школа должна ежегодно выплачивать инвесторам примерно по $30 млн, а их нет и не предвидятся. В этой связи ведутся переговоры о вступлении в число учредителей украинских и казахстанских бизнес – воротил. Те пока никак не поймут: а оно им надо?

Для решения накопленных финансовых и образовательных проблем, нынешние учредители, уже не веря в собственные силы и не доверяя друг другу, мечтают либо полностью интегрироваться, либо вступить в партнерские отношения с общепризнанными зарубежными центрами делового образования. При нынешних нравах в российских элитах, при творческой импотенции олигархов, наверное, это лучшее средство от депрессии для Московской школы управления с целым сонмом “свадебных генералов”.