Как продвигали единоросса

В минувшее воскресенье в России состоялся единый день выборов. Практически во всех регионах страны шли схватки если не за места в областных парламентах, то за кресло мэра или главы районного муниципалитета. Не стала исключением и Вологодчина, где борьба за вакантное кресло главы областной столицы не уступала по накалу выборам в Госдуму России. В результате новым градоначальником Вологды стал единоросс Евгений Шулепов. Он войдет в историю, как самый непопулярный кандидат, которого неимоверными усилиями смогли провести на пост главы города. Вспомним, что на прошлых выборах в 2003 году уходящий ныне в отставку мэр Алексей Якуничев тоже не без административного ресурса набрал почти 60 % голосов. При этом в выборах главы участвовало девять претендентов, ни одного из кандидатов не сняли, и в бюллетене была строка “против всех”.

Тогда, в 2003 году к избирательным урнам пришло 62 % жителей Вологды. А сейчас, даже по официальным данным, в выборах главы Вологды приняло участие лишь 27,5 % избирателей, то есть явка упала более чем в два раза. Шулепов набрал чуть более 37 тысяч голосов. При этом вологжан обладающих правом выбора насчитывается около 240 тысяч человек. Нехитрые арифметические действия показывают, что кандидатура от партии “Единая Россия”, которую как на аркане тащил в кресло главы областного центра губернатор Вячеслав Позгалев, пользуется доверием не более чем у 15 % вологжан.

Все бы ничего, но страна неотвратимо вплывает в мировой экономический кризис, а главный налогоплательщик Вологодчины “Северсталь” уже “порадовал” сокращением производства на 25 %. И в это время у руля Вологды ставят человека не имеющего абсолютно никакого опыта управления муниципалитетом. “Антикризисного менеджера”, который “до ручки” довел собственный бизнес. Более того, ни дня не проработавшего депутатом на постоянной основе. Любопытно, что руководитель Вологодского регионального комитета партии “Единая Россия” Ирина Палина комментируя итоги выборов, сказала, что Евгений Шулепов – “хороший человек и семьянин” и “эффективный депутат”. Если эффективность депутата ЗСО Шулепова оценивается умением нажимать правильную кнопку при голосовании по законопроектам правительства области, то, наверное, это так. Но, то, что с недавних пор на Вологодчине “хороший человек” – это профессия, которая позволяет стать главой города, это без сомнения новый, я бы сказал новаторский подход в кадровой политике. Интересен и мотив, который должен был побудить вологжан голосовать за Шулепова: если выиграет “эсер” Лукичев, то Позгалев посадит Вологду на голодный паек, и денег больше не даст. Такое впечатление, что на дворе крепостная Русь, а помещик Позгалев решает, кому дать денег из своей кубышки, а кто не заслужил его барского благоволения.

А, собственно, ради чего городили весь огород? Что изменилось бы, если бы Алексей Якуничев доработал на своем посту до декабря? Понимаю, что губернатор Позгалев уже устал ждать, когда его протеже, руководитель ЖКХ города Валентин Горобцов возьмет власть в свои руки. Ради чего собственно и затеяли все эти игры в досрочные выборы. Позгалев не мытьем, так катаньем, но заставил Якуничева написать заявление о сложении полномочий. Что бы привести в кресло главы города Шулепова? Нет, конечно, все должно было сложиться иначе. Рейтинг Горобцова вполне позволял ему чувствовать себя комфортно на предстоящих выборах. Но, Валентин Михайлович Горобцов, прагматик и понимал, что “лучше синица в руках, чем журавль в небе”, поэтому пусть и с небольшим скандалом, но получил приличные отступные в виде будущего кресла министра правительства области. Отступные за то, чтобы губернатор Позгалев, после того как кандидатуру Горобцова не смогли согласовать в Кремле, мог гордо доложить “на верху”, что у него все под контролем, и Валентин Горобцов четко выполнил команду “партии и правительства”. В отличие от Алексея Якуничева, которому не только работу не предложили, но даже уголовное дело против него не закрыли. Слишком долго заставил себя уговаривать, а посему не заслужил.

Вообще тема непубличных согласований и договоров всегда присутствует на любых выборах. В Вологде искусным переговорщиком является предприниматель от политики Михаил Суров. Его участие в большинстве выборов давно уже стало профессией. Но если раньше Суров неизменно подавал себя как оппонента действующей власти в лице губернатора Позгалева, то сейчас он все больше скатывается к статусу мелкого торговца на политическом рынке области. При этом постоянно делает громкие заявления, используя привычный образ “гонимого за правду”. Вот и эти выборы в Вологде не стали исключением. После того, как стало известно, что основного претендента на должность мэра Александра Лукичева областной суд снял окончательно, тут же последовало заявление Сурова – мол, не хочу участвовать в этом цирке. То есть раньше участвовать “в цирке” он очень даже хотел, а за пару дней до выборов душа поэта не выдержала. Как сказал на своей пресс-конференции Лукичев, “Суров удачно разменял былую принципиальность на звонкую монету”.

Самой большой неожиданностью выборов главы Вологды стало второе место кандидата от коммунистов Сергея Потапова (21,6 %), которого при всем желании нельзя причислить к фаворитам гонки. Это вовсе не говорит о том, что Вологодчина вдруг сменила ориентацию и стала “красным регионом”. Рейтинг КПРФ в области стабильно составляет 10-12 %. Но, когда людям предложили “выборы без выбора”, включилось протестное голосование – пусть лучше коммунист Потапов, чем навязываемый властью Шулепов. Более того, по официальным данным, пять тысяч вологжан не поленились прийти на избирательный участок и испортить бюллетень. Увы, но правила хорошего тона не позволяют нам процитировать то, что было написано на избирательных листках в адрес губернатора Позгалева, единороссов и Шулепова. Кстати, Позгалев, дабы хоть как-то оправдать столь низкие результаты прошедших выборов, всю вину по традиции переложил с больной головы, на здоровую. Мол, низкая явка – свидетельство “низкой политической культуры вологжан”. При этом он еще зачем-то приплел “издержки советской системы, когда люди совершенно были отделены от возможности решать свою судьбу, это еще проблемы того периода”. Вероятно, память губернатору отказывает, ведь в советское время порог явки редко опускался ниже 90 %…

И, конечно, “победу” может праздновать профессиональный информационный киллер, безработный житель Пензенской губернии господин Горбушин. Если раньше на выборах в городах и весях России он исправно “мочил” по заказу неугодных кандидатов и не набирал даже процента голосов избирателей, то вологжане оценили его “услуги” на 2,2 % голосов. Очень показательный пример политической иронии по-вологодски.

По большому счету выборная кампания в Вологде завершилась за несколько дней до дня голосования – после того, как сняли реального претендента на должность градоначальника, депутата ЗСО Александра Лукичева, имеющего высокий рейтинг и без проблем проходящего, как минимум, во второй тур. Весьма абсурден повод, по которому его сняли – мол, он без согласования с правообладателем использовал в предвыборном ролике музыку из популярного кинофильма “Пираты Карибского моря”. При этом Лукичев на пресс-конференции после скандального снятия по полочкам разложил весь заранее заготовленный сценарий отстранения с помощью вологодского суда. “Мы готовы были представить суду человека, который написал музыку, предлагали выслушать представителей фирмы, которая изготовила ролик, наши ходатайства были отвергнуты. Та музыка, которую мы использовали, ни имеет никого отношения к фильму “Пираты Карибского моря”. Никакой экспертизы также не производилось. Областная инстанция тоже не захотела вдаваться в подробности, мол, все надо было решать в городском суде. Представители кандидата Горбушина в суде по странному стечению обстоятельств являлись юристами другого кандидата – Евгения Шулепова”, рассказал Лукичев.

Сейчас отстраненный кандидат готовится оспорить в Верховном Суде неправомерное с его точки зрения решение о снятии. Причем, и лидер “Справедливой России” Сергей Миронов и руководитель ее фракции в Госдуме Николай Левичев отметили, что политическая подоплека этого происшествия всем понятна и очевидна.