Карабах, как проблема мироустройства

Сергей Лавров провел совместную пресс-конференции с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым. Речь шла об армяно-азербайджанском урегулировании и, соответственно, о проблеме Нагорного Карабаха.

Из сказанного ими вполне можно сделать вывод о том, что представляемые ими государства, а также Армения действительно хотят решить эту проблему. Но только не знают, как это сделать.

Потому что Нагорный Карабах, как известно, находятся на официальной территории Азербайджана в тех его границах, которые он получил в составе Советского Союза. Иных границ, как самостоятельное государство, он не имел, поскольку как такового этого государства ранее не существовало. Карабах исторически был территорией Армении, которую многократно делили на части Персия и Турция. В ходе тех или иных войн разные ее части переходили от одной империи к другой, хотя в целом жить там продолжали армяне и управлялся тот же Карабах армянскими атабагами. В XVIII веке последние были оттуда изгнаны Ираном и Карабах был включен в состав обширной персидской провинции, названной общим именем Азербайджан. А затем он оказался одним из двух десятков разрозненных азербайджанских ханств.

В 1805 году он вошел в состав России. После русско-персидской войны 1826-1828 гг. освобожденной оказалась другая часть Армении, а после новой войны с Турцией Россия освободила и часть турецкой Армении. Но поскольку нынешняя территория Республики Армении и Карабах были освобождены Россией в разные годы, они вошли сначала в разные территориальные образования России, а потом и в разные республики СССР.

Азербайджан не может отказаться от Карабаха потому, что это поставит вопрос о его территориальной целостности и суверенности. Если он является наследником Азербайджанской ССР, в которую входила Нагорно-Карабахская Автономная ССР, Карабах должен принадлежать ему. Если не является, то возникает вопрос о том, что он собой представляет, и возможны иные претензии на его территорию.

Армения тоже не может отказаться от Карабаха, потому что исторически это действительно ее территория. Там живут армяне, которые не хотят быть гражданами Азербайджана. Не может Армения отказаться от Карабаха и просто потому, что она эту территорию контролирует.

И непонятно, как здесь вообще можно договориться. Кардинальный способ – вернуться к положению дел в СССР, то есть восстановить последний. Конъюнктурный – заключить мирный договор, признав, что проблема существует, но замораживается на неопределенный период, в надежде, что “будущие поколения будут умнее и сами решат, как им быть”.

Для Армении все осложняется еще и тем, что она сама и Карабах – это только часть исторической территории Армении. Едва ли не большая ее часть, по сути, до сегодняшнего дня оккупирована Турцией, включая Карсскую область Российской империи. Хотя принадлежность последней и была признана РСФСР по Московскому договору 1921 года, по сути она так и осталась оккупированной Турцией территорией Армении, вместе с другими частями турецкой Армении.

В Армении и Карабахе сегодня живет порядка 3 миллионов человек из примерно 10 миллионов армян, существующих в мире. То есть, на сегодня армяне – такая же разделенная нация, какой когда-то были евреи. И какой на сегодня во многом являются русские. В Турции сегодня живет до полумиллиона армян – это притом, что сто лет назад их там было вырезано более миллиона – то есть большая часть армянского населения Турции была уничтожена и сохранилось только в СССР.

И поэтому карабахский вопрос – это не вопрос взаимоотношений двух бывших республик СССР. Если бы дело было только в этом, он бы собственно и не стоял. Это вопрос воссоединения армянского народа и восстановления исторической территории Армении. Собственно, сегодня символ Армении, как страны, находится на территории другого государства – Турции. Последняя, кстати, всеми возможными силами противостоит решению армяно-азербайджанского конфликта и воссоединению Карабаха с нынешней Арменией, поскольку это неизбежно поставит вопрос о возвращении последней оккупированной Турцией территории.

С учетом исторической справедливости и реальной значимости армян в современном мире этот вопрос будет ставиться. Причем, и с учетом того, что в результате войны с Азербайджаном Армения сумела создать одну из наиболее эффективных армий региона.

И Россия со всех точек зрения заинтересована в том, чтобы помочь Армении решить этот вопрос: и с точки зрения геополитики, и с точки зрения просто помощи дружественному народу, и той точки зрения того, что это – одна из немногих республик СССР, настроенная пророссийски.

Другой вопрос, что решение карабахского вопроса исключительно в пользу Армении приведет к осложнению отношений с другой бывшей республикой СССР – Азербайджаном.

Но интрига заключается в том, что если бы Россия принципиально встала на путь восстановления исторической справедливости хотя бы в этом регионе, она обеспечила бы себе как устойчивый союз со всеми республиками Закавказья, так и общий стратегический выигрыш.

Дело в том, что в положении, схожем с положением Армении, сегодня находятся и Азербайджан, и Грузия.

Точно также, как западная часть Армении оккупирована Турцией, южная часть Азербайджана остается под властью Ирана. Между тем, она могла бы входить в состав Азербайджана на куда больших основаниях, чем Карабах. Что, конечно, ставит вопрос и о той части Ирана, которая оказалось на сегодняшний день под властью той же Турции.

Часть исторической территории Грузии также находится под правлением Турции – это пространство по юго-восточному побережью Черного моря примерно до Синопа, ранее входившее в состав грузинского государства. Эти вопросы поднимались советской дипломатией после Второй мировой войны, но после смерти Сталина о них забыли.

Точно также, как и о том, что по решению Потсдамской конференции СССР должна была быть предоставлена возможность эффективного контроля за проливами, и его правительство долгое время настаивало на совместной с Турцией обороне Босфора и Дарданелл – при размещении в непосредственной близости от них военных баз. В условиях холодной войны это решение не было выполнено, но поскольку принято считать, что она закончена, наступает время и для выполнения этого пункта.

В любом случае, карабахская проблема должна быть признана важным вопросом современного политического мироустройства. Армянскому народу необходимо возвратить его исторические территории. А это, в конечном счете, ставит вопрос и о других спорных территориях, присвоенных Турцией.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции