Перу сдвигается влево

Президентские выборы в Перу, о которых “НП” уже писала, закончились вполне предсказуемо, хотя интрига сохранялась буквально до последнего дня. Подполковник Ольянта Умала, победитель первого тура, состоявшегося в апреле, выиграл-таки с перевесом в три процента – 51,5 % против 48,5 % у его соперницы Кейко Фухимори. Но за несколько дней до второго тура в СМИ появились сообщения о соцопросах, дававших перевес в несколько процентов именно Фухимори, что и заставило немало поволноваться сторонников Умалы.

После первого раунда голосования бравый подполковник, имевший кличку “пудель Чавеса”, ввиду нескрываемых симпатий к лидеру Венесуэлы, предпринял грандиозные усилия по корректировке своего имиджа. Как сообщалось в СМИ, к нему на помощь был направлен целый отряд специалистов по пиару из Бразилии, работавших ранее на Лулу да Сильву и Дильму Русефф. Умала стал на всех встречах заявлять, что отныне для него ориентир не Уго Чавес, а экс-президент Бразилии.

Последний, как известно, стал лицом нового поколения левых политиков Латинской Америки, значительно отличающихся от Кастро и Ортеги, равно как и от Чавеса и Моралеса. Отличительными чертами его политики стало умеренное вмешательство правительства в экономику, приверженность ценностям рынка и свободного предпринимательства, избегание радикальной фразеологии, направленность на консенсус в обществе, отказ от изменений конституции с целью получить в свои руки больше полномочий.

При этом да Сильва никогда не отказывался от своих социалистических воззрений и убеждений, проводил активную социальную политику, направленную на борьбу с бедностью и недоеданием. По его инициативе была принята знаменитая программа, стимулирующая отправку в школу детей из бедных семей в обмен на продуктовые карточки. При его правлении экономика Бразилии устойчиво росла, нищета стремительно сокращалась, страна завоевала большой авторитет в международных делах, став подлинным лидером Латинской Америки.

Напротив, отношение к Уго Чавесу во многих сегментах латиноамериканского общества менялось на отрицательное – этому способствовали авторитарный курс президента Венесуэлы, его борьба с инакомыслящими, активное вмешательство в дела других стран континента, отсутствие реального прогресса в экономике страны, провал борьбы с преступностью.

В Перу обвинения в том, что Умала является марионеткой Чавеса, воспринимались особенно болезненно. Перу – страна с обширной территорией и значительным населением, являющаяся родиной древней цивилизации инков. Поэтому следование в фарватере политики другой страны в Перу рассматривается как нечто абсолютно недопустимое. Умале удалось сделать крайне трудное – отмыться от обвинений в пособничестве Чавесу, и предстать вполне независимым от посторонних влияний патриотом и весьма умеренным политиком в духе да Сильвы, восхищение которым Умала неоднократно высказывал в ходе предвыборной борьбы.

Во время избирательной кампании Умала поклялся на Библии, что не будет пытаться изменить конституцию, обещал своим сторонникам осторожное перераспределение богатств в пользу бедных, которые, несмотря на то, что экономика росла почти по 8 % в год, еще не получили свою долю пирога. Самое радикальное его предложение – поставить под больший контроль государства горнодобывающую промышленность – основной экспортный потенциал Перу. Он смог продемонстрировать такую умеренность, что под конец предвыборной кампании его кандидатуру поддержали десятки ведущих перуанских интеллектуалов, в том числе, Марио Варгас Льоса, который ранее заявлял, что выбор между Умалой и Фухимори – это выбор между СПИДом и раком. Ловким предвыборным ходом Умалы стало приглашение на пост вице-президента женщины-политика Марисоль Эспинозы Круз, из партии либеральной направленности.

Над Кейко Фухимори всю кампанию слишком нависала тень отца, находящегося в заключении за многочисленные преступления и нарушение прав человека, совершенные в период его пребывания у власти. Не стоит забывать и ее слишком молодой возраст – 36 лет, и отсутствие значимых самостоятельных достижений на политическом поле.

Впрочем, у обоих кандидатов есть родственники, находящиеся в тюрьме – родной брат Умалы отбывает пожизненное заключение за попытку военного переворота и убийство четырех офицеров.

Будет ли победитель выполнять свои предвыборные обещания – вопрос сложный. Не стоит забывать, что Умала происходит из семьи видного перуанского коммуниста, сам он еще пару-тройку лет назад отрыто ориентировался на Чавеса. С другой стороны, перед нами пример Сальвадора, где впервые в его истории победил кандидат от левого Фронта имени Фарабундо Марти Карлос Маурисио Фунес, который вопреки опасениям, не свернул страну с прежнего пути и не порвал связей с Америкой. Кстати, Умала в ходе кампании торжественно пообещал сохранить крайне важный для Перу договор о свободной торговле с США, не отменять автономию Центробанка и не покушаться на частные пенсионные фонды.

Правда, фондовая биржа Лимы 7 июня приостановила торги через несколько минут после открытия в связи с обрушением котировок. Паника у инвесторов возникла после известий об избрании Умалы. Сильнее всего упали котировки горнодобывающих компаний.

Так что Умале предстоит на деле доказывать твердость своих предвыборных обещаний, в частности, формировать “правительство диалога”. А для этого надо будет установить нормальные отношения с депутатами парламента, где его сторонники находятся в меньшинстве – 47 депутатов из 130.

Но как бы там ни было, победа Умалы – это яркое событие в жизни Южной и Центральной Америки. Еще одна страна перешла под власть левых сил. Тем самым дан пример и Мексике, где левые потерпели поражение в 2006 году и жаждут отыграться в 2012. Перу – одна из крупнейших стран региона, и значение победы Умалы мы поймем уже скоро.