Противоракетный тупик

В последнее время опять много разговоров идет об американской ПРО в Европе. Связано это, главным образом, с приходом в Белый дом новой команды. Все ждут, когда позиция администрации Барака Обамы по этому вопросу прояснится.

Первой международной презентацией подхода новой американской администрации к решению насущных мировых проблем стало выступление вице-президента США Джозефа Байдена на 45-й конференции в Мюнхене по вопросам безопасности. Этим объяснялся повышенный интерес к мюнхенской речи Байдена, который в своем выступлении затронул и ситуацию вокруг программы ПРО.

Байден заявил, что США продолжат разрабатывать противоракетную систему, как ответ на иранскую угрозу. При этом он добавил два важных момента. Разработка будет иметь место, если технология ПРО будет эффективной и не чрезмерно затратной. Он также отметил, что этому должны сопутствовать консультации с союзниками по НАТО и Россией. По сути, Байден сказал то, что по поводу ПРО заявлял Барак Обама в ходе своей предвыборной кампании. Тогда он, также как Байден в Мюнхене, ставил осуществление противоракетной программы в зависимость от исполнения определенных условий.

В свою очередь, вице-премьер Сергей Иванов в Мюнхене повторил российскую позицию по проблеме американской ПРО в Европе. По его словам, Россия по-прежнему рассматривает эту программу, как угрозу национальной и международной безопасности. Российский вице-премьер подчеркнул, что развертывание третьего позиционного района ПРО США приведет к росту напряжения в американо-российских отношениях. Он также еще раз отметил, что американская ПРО нацелена против России. При этом Иванов отверг возможность разрешения этого вопроса путем мер, “повышающих транспарентность и доверие”, которые ранее предлагала администрация Джорджа Буша.

Вскоре после мюнхенской конференции позицию России по вопросу ПРО еще раз воспроизвел министр иностранных дел Сергей Лавров во время встречи в Москве с так называемой “европейской тройкой” (представителем ЕС по внешней политике Хавьером Соланой и министрами иностранных дел Чехии и Швеции Карелом Шварценбергом и Карлом Бильдтом). Лавров подчеркнул, что так напугавшее Запад размещение ракет “Искандер” в Калининградской области произойдет только в том случае, если в Европе появятся объекты ПРО США. В то же время глава чешского МИДа отметил, что американская ПРО не направлена против России, повторив тем самым многочисленные заявления, которые так часто делали представители ушедшей американской администрации.

Интересно, что чешский МИД в последнее время занимает в вопросе ПРО более радикальную позицию, чем администрация Обамы. Такое впечатление возникает, в том числе, и после недавнего визита Шварценберга в США, где он встретился с новым госсекретарем Хиллари Клинтон. По итогам встречи он заявил, что “был подтвержден интерес к радару со стороны США: они будут продолжать этот проект. Мы заинтересованы в том, чтобы он осуществился как можно скорее. Мы понимаем, что по техническим причинам это будет позже, но это не так уж важно. Мы хотим получить этот радар, и американская сторона тоже”.

Слова Шварценберга о заинтересованности в реализации этого проекта весьма симптоматичны. Чешское правительство проталкивает идею радара, даже сталкиваясь с двусмысленным отношением к ПРО со стороны американцев. Ведь очевидна, по крайней мере, не безусловная, как это было в случае администрации Буша, поддержка планов строительства третьего позиционного района. Многие вообще говорят о том, что Обама откажется от этого плана. Так считает, например, председатель комитета по международным связям верхней палаты чешского парламента Иржи Динстбир. “Я думаю, что никакого радара здесь не будет. А вопрос противоракетной обороны в Чехии и ракет в Польше в первой фазе правления новой американской администрации будет далеко не на первом плане. Вице-президент Байден был всегда против инициаторов звездных войн. Более того, в Америке по этому поводу ведется глубокая дискуссия. Возможно, хорошим поводом станет мировой экономический кризис, и ПРО отложат в долгий ящик, как это было после Рейгана, а из ящика достать ее будет уже тяжело”, – заявил он в интервью “Радио Прага”.

Однако политики чешской правящей коалиции готовы подождать. После переговоров с американскими сенаторами Карел Шварценберг заявил, что Чехия с пониманием воспримет, если США на три года перенесут строительство радара на полигоне Брды.

В этой связи трудно не согласиться с Динстбиром, когда тот, вслед за Збигневым Бжезинским, заявляет, что правительства Чехии и Польши (польский премьер Дональд Туск на мюнхенской конференции также выразил поддержку планам США) хотят получить американскую ПРО больше, чем сама американская администрация. По словам Динстбира, правительства этих стран потратили слишком много сил на то, чтобы доказать своим народам необходимость ПРО, и сейчас им не так просто “дать задний ход”.

Действительно, и в Чехии, и в Польше проблема ПРО стала одним из основных политических вопросов. Политики обеих стран связали ее с популярной темой “русской угрозы”. Во многом из-за этого удалось подписать соглашения о базе перехватчиков с польским правительством: это произошло на волне страха перед “русской агрессией” после августовского конфликта на Кавказе. Отказаться теперь от ПРО – значит расписаться в полной несамостоятельности своей внешней политики и ее подконтрольности Вашингтону. Кроме этого, и в Чехии, и в Польше меньше всего хотят, чтобы сворачивание американской программы ПРО выглядело, как победа России.

Однако слепое следование политике США уже загнало правительства этих стран в угол. В нынешней ситуации, когда администрация Обамы не собирается форсировать реализацию программы ПРО, настойчивость чехов и поляков по поводу ее продолжения выглядит, по меньшей мере, гротескно. Можно с уверенностью сказать, что в истории с ПРО США чешским и польским политикам уже в любом случае не удастся сохранить лицо.