Русофония

С течением времени русский язык все реже слышен в странах СНГ и на территории бывшего СССР. Мы смешали языковую культуру и политику, что в принципе совершенно неправильно. Языковая культура – это отдельный, важный элемент общения, взаимопонимания и развития общества. Сумев (не всем по их доброй воле) привить русский язык на площади около 20 млн. кв. км., Россия, однако, не смогла правильно повести языковую политику и удержать позиции русского языка. Уменьшение доли русского языка в сфере образования, а также в других сферах общественной жизни достаточно очевидно во всех государствах, возникших на месте бывших союзных республик. Продолжается ограничение сфер функционирования русского языка, вытеснение его из экономического и культурного пространства этих стран.

В настоящее время МИД РФ уделяет значительное внимание распространению русской культуры и языка в мире, что подтверждает работа Российского центра международного научного и культурного сотрудничества при российском МИДе. Там, где русскоязычное население составляет 40-50 процентов, необходимо ставить вопрос о том, чтобы придать русскому языку статус официального или второго государственного. Пока русский язык стал вторым государственным только в Белоруссии и признан официальным в Киргизии.

Примером отношения правительства и лидеров страны к своей языковой культуре и культуре своего народа можно считать Францию.

Франция (и ее нынешний президент Жак Ширак) очень ревностно относится к чистоте своего национального языка и его присутствию в мире. Это помогает продвигать голлистскую идею о достоинстве французского народа [1].

Распространение французского языка началось за счёт наличия ранее у Франции значительной колониальной империи. Но империя распалась, и после её распада потребовался новый механизм сохранения присутствия французского языка в мире. И Франция выработала его. Таким механизмом стала Международная организация франкофонии (МОФ) — французский аналог британского Содружества наций. Организация не является политической, но нельзя не учитывать ее роль в политике Франции.

Процесс становления организации шел поэтапно. МОФ появилась на основе Международного союза франкофонных журналистов и СМИ, созданного во Франции в 1950 г. Спустя десять лет, в 1960 г. сотрудничество началось на государственном уровне: были созданы Конференция министров образования и Конференция министров молодёжи и спорта франкофонных стран. Необходимо отметить, что создание этих конференций инициировалось не из Парижа, а интеллигенцией и государственными деятелями бывших колоний. Была высказана идея об объединении африканских стран, которые ориентированы на дальнейшие, основанные на культурной и языковой общности, связи с Францией [2]. Этот факт свидетельствовал о понимании руководства бывших колоний о важности поддержания языковых связей, сохранения культурного слоя.

К настоящему моменту МОФ насчитывает 55 государств, причём далеко не все из них когда-либо входили в состав Французской империи. Например, в организацию входят в качестве членов Болгария, Румыния, Албания и Молдова, а Польша, Литва, Чехия, Словакия и Словения имеют в организации статус наблюдателей. Отдельно рассматривается членство Канады и её провинций Квебек и Нью-Брансуик. В организацию входят не все бывшие колонии, например, в неё не входит Алжир.

Структура управления МОФ типична для подобных международных организаций: раз в 2 года, начиная с 1986 г. собирается Конференция глав государств и правительств стран, использующих французский язык (language communne). Заседания проходят каждый раз в разных странах-членах организации. Конференция выбирает Генерального секретаря. Ежегодно собирается конференция министров, ответственных за франкофонию, раз в три месяца собираются специальные представители глав государств и правительств.

20 марта 1970 г. было создано Агентство по Франкофонии – неправительственная организация, расположенная в Париже и занимающаяся культурным и техническим сотрудничеством между странами и правительствами, членами франкофонного сообщества. В память об этом событии 20 марта отмечается международный день франкофонии. К празднику регулярно присоединяются и страны, не входящие в состав сообщества: работающие в них преподаватели французского языка и все любители французского языка организуют различные мероприятия, проходящие обычно в течение нескольких дней. Сегодня на французском языке говорят 150 миллионов жителей пяти континентов.

Данный институциональный механизм направлен на популяризацию французского языка и культуры в мире, активизацию культурного обмена стран-членов с Францией и между собой, укреплению экономических и научных связей, а также взаимному развитию стран членов МОФ.

Налаженная развёрнутая и многоступенчатая система взаимодействия Франции со странами мира способствует распространению французской культуры, более эффективной внешней и диаспоральной политике, а также заметно облегчает ситуацию с иммиграцией и регулированием иностранной рабочей силы. Хотя французская модель имела много негативных последствий в самой Франции в ситуации с иммигрантами и рабочей силой из Алжира, который, как известно не входит в МОФ, но является наиболее активным “поставщиком рабочей силы” в Париж.

Опыт создания подобной системы несомненно может быть использован. Ситуация с Россией несколько отличается от французской модели: у России нет разбросанных по всему миру островов, да и поддержание такой системы требует значительных финансовых ресурсов, однако некоторые инструменты могут быть приняты во внимание. У нас вполне есть ресурсы к созданию социокультурных “центров” типа Сен-Пьера и Микелона во многих странах СНГ. Очевидно, что в современных полиэтнических государствах диалог наиболее эффективно может развиваться в условиях различных типов дву- и многоязычия. Роль средства, с помощью которого на протяжении многих десятилетий и даже столетий преодолевался и до сих пор преодолевается языковой барьер между народами, в настоящее время проживающими в разных государствах, важна в интеграционных процессах.

Мы вполне можем активно взаимодействовать в различных областях, в том числе и образования и миграции, с бывшими республиками СССР. У России вполне достаточно ресурсов для поддержания и популяризации русского языка и российской культуры в мире. В декабре 2003 г. глава российского МИД на презентации доклада “Русский язык в мире” отметил, что степень распространения языка в мире определяет степень влияния государства. И Россия сегодня понимает это не меньше, чем Франция. Учитывая опыт Франции, используя свои возможности, Россия может успешно проводить свою языковую политику. Сотрудничество со странами дальнего зарубежья медленно, но все же растет. В 2003 году подписаны соглашения с Германией и Италией об изучении русского языка в Германии и Италии и немецкого и итальянского – в России. Существует немало стран, признающих вклад России и её народов в мировую культуру. Можно развивать отношения в данной области со странами, родившимися при помощи России и имеющими в России диаспоры, например, Болгарией, Грецией, Кореей.

Подобное взаимодействие потребует значительных организационных и финансовых ресурсов, но затраты на эти мероприятия заметно окупятся: ведь сложившаяся ситуация затрагивает права миллионов наших соотечественников, в результате распада СССР не по своей воле оказавшихся за рубежом, и может вызвать серьезные затруднения в развитии дальнейшего сотрудничества стран СНГ. Россия приобретет союзников, укрепит рынок для своих товаров и рабочей силы. Кроме того, создание подобного сильного механизма культурного утверждения в мире не может не повлиять на отношение к России в целом. Возможно, в перспективе в лексиконе появится и слово “русофония” или другое, но с реальным положительным для нас смыслом.


[1] Это можно рассматривать как мотив в позиции Ширака по Калининграду, которая напрямую связана с наследием де Голля. Когда Ширак говорил о недопустимости попрания достоинства России и россиян, он напрямую апеллировал к де Голлю. А именно к позиции генерала по германскому вопросу. Для голлистов слова о достоинстве народа как о непреходящей ценности естественны. Он высказался о том, что визы для россиян при переезде из одной области в другую – абсурдны и потому недопустимы.
[2] Одним из наиболее активных инициаторов создания был писатель и первый президент Сенегала Леопольд Сегар Сенгор.