СНГ-2: новые тенденции

На днях в Москве состоялась международная конференция под названием “Параллельное СНГ. Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия и Нагорный Карабах как реалии постсоветского пространства”. Организаторами данного мероприятия стали российский Институт стран СНГ и университеты четырех пока еще не признанных мировым сообществом республик. Оно не было рядовым научным событием: в его работе принимали участие представители руководства РФ и четырех непризнанных республик, депутаты Госдумы РФ, присутствовали представители посольств Азербайджана, Грузии, Молдавии, Румынии и других интересующихся данной проблематикой государств.

В открывавшем конференцию вводном докладе депутата Госдумы и директора Института СНГ Константина Затулина подчеркивалось, что “появление четырех непризнанных республик стало следствием распада СССР и сопровождавших его острых межэтнических конфликтов”. Вооруженная стадия этих конфликтов закончилась в разные годы еще в первой половине 1990-х. С тех пор более миллиона бывших советских граждан продолжает жить в официально не существующих государствах. Часто, по аналогии со “старшими братьями и сестрами” по постсоветскому пространству, они обозначаются аббревиатурой СНГ-2, означающей Содружество непризнанных государств.

Несмотря на юридическую непризнанность, члены СНГ-2 продолжают существовать уже на протяжении довольно длительного времени. Все они имеют такие атрибуты независимой государственности, как собственные конституции, правительства, вооруженные силы, органы госбезопасности, таможенные и пограничные службы. Вопреки неблагоприятным внешним обстоятельствам, осложняющим развитие данных государств, они проявляют куда большую эффективность в плане решения социально-экономических проблем, чем покинутые ими “метрополии”, которые, несмотря на свой полноценный международный статус, часто рассматриваются (в том числе и на Западе) как “несостоявшиеся государства” (failed states). И в плане утверждения демократических институтов непризнанные республики во многом выглядят предпочтительнее. При всех трудностях и издержках, в Абхазии, Южной Осетии и Карабахе уже произошла смена власти путем всеобщих выборов на альтернативной основе. При этом в Абхазии и Южной Осетии на смену прежним правящим режимам пришла вчерашняя оппозиция. Подобных прецедентов, как известно, до сих пор не было в Азербайджане, где власть захватывалась путем политических интриг (отставка Эльчибея), либо передавалась от отца к сыну. А в Грузии за ее недолгую постсоветскую историю насильственным путем было свергнуто два легитимных с точки зрения конституции и международного права президента – Гамсахурдия и Шеварднадзе.

Судя по прозвучавшим выступлениям, участники конференции в целом оптимистично смотрят на возможность будущего признания мировым сообществом современных непризнанных государств. Одной из основ подобного оптимизма является то, что среди приближенного к Кремлю российского экспертного сообщества все чаще высказывается мнение, что России пора пересмотреть свое отношение к некоторым из своих соседей. Прежде всего, в том плане, что их территориальная целостность в условиях современного мира вовсе не является “священной коровой” и что Россия вполне может воспользоваться албанским опытом США и НАТО. И даже пойти на официальное признание членов СНГ-2, если это будет отвечать российским государственным интересам.

Хотя представители российского руководства пока не проявляют готовности признавать непризнанные государства, их будущие перспективы оцениваются ими весьма положительно. Это в полной мере проявилось в выступлении на конференции высокопоставленного представителя Администрации Президента РФ Модеста Колерова, который, как известно, ныне специализируется на проблемах СНГ и СНГ-2. По его мнению, принятые недавно резолюции ООН в целом благоприятны для непризнанных республик, так как современная трактовка прав человека рассматривает эти права вне вопросов государственного суверенитета. Все граждане, независимо от того, являются их страны признанными или нет, имеют неотъемлемые права на мирную жизнь, самостоятельный выбор гражданства, свободу передвижения, экономической деятельности, на доступ к образованию, информации и коммуникациям, на свободу вероисповедания и даже на свободу избирать собственную каноническую принадлежность. Это – фундаментальные права с точки зрения международного права и их не могут игнорировать ни власти признанных, ни непризнанных государств.

К сожалению, оптимистичная оценка данной проблемы представителем кремлевской администрации не слишком подтверждается мировой практикой, для которой характерно избирательное применение провозглашенных “фундаментальными” принципов в зависимости от конъюнктурных интересов наиболее влиятельных держав. Примеры продолжающегося третирования сербов, отношения “мирового демократического авангарда” к дискриминации русских в Прибалтике и т.д. и т.п. в данном отношении являются правилом, а не исключением. В подобную практику вписывается и решение Европейского суда по делу убийцы Илашку, который, как известно, был им целиком оправдан на основании того, что “такого государства как ПМР юридически не существует”. Отсюда следует, что любой гражданин “признанного” государства может отправиться на территорию ПМР или любого другого непризнанного государства и начать там отстрел людей, причем совершенно безнаказанно.

По мнению М. Колерова, особенно важно, что в недавних резолюциях ООН “была пересмотрена прежняя трактовка прав народов на самоопределение и принцип соблюдения территориальной целостности государств. В данном случае особенно важно, что организация ООН официально признала в качестве неотъемлемого и законного право на самоопределение всех народов, находящихся под иностранной оккупацией”. Однако и в данном случае оптимизм представителя Кремля не разделили другие участники конференции. В частности, В. Кувалдин из “Горбачев-Фонда” подчеркнул, что новые резолюции ООН в полной мере сохраняют прежнюю двусмысленность в трактовке принципов прав человека, самоопределения и территориальной целостности государств, что дает возможность их произвольной трактовки властями различных государств.

Как подчеркнул Колеров, Россия не может оставаться в стороне от проблемы непризнанных государств, так как в данном случае речь идет о правах наших соотечественников (а ими с точки зрения российского руководства считаются все бывшие граждане СССР и Российской империи). Речь также идет о правах граждан Российской Федерации, которых, по данным Колерова, насчитывается 150 тысяч в Абхазии, 100 тысяч – в Приднестровье и 40 тысяч в Южной Осетии. И, как подчеркивали представители непризнанных республик, эта цифра могла бы быть гораздо больше в том случае, если бы российское руководство пошло на упрощение процедуры получения российского гражданства в непризнанных государствах. В ПМР, например, “устали ждать”, когда же будет выполнено решение об открытии консульства (или хотя бы представительства соответствующих ведомств) РФ в Приднестровье, что сделало бы для местных жителей куда более доступным гражданство РФ.