Тайное оружие модернизации

Безусловно, в рамках политического анализа крайне сложно судить о достоинствах или недостатках исследований в иных, тем более естественнонаучных областях. Однако политический анализ и политическая история знают, что в специфических политических условиях, особенно в преддверии поворотных исторических моментов, очень часто появляются те или иные обладатели и авторы открытий, претендующие на переворот в науке и неизбежный, по их мнению, переворот в цивилизационном развитии.

При этом власть начинает оказывать внезапное покровительство любым авантюристам, претендующим на способность совершать чудо – то ли религиозного, то ли научного свойства.

Последняя царская семья была заворожена Распутиным и верила в его чудотворство. Гитлер поощрял астрологию и мистицизм, и, как говорят, в последние дни своей жизни пытался наладить “связь с дьяволом”, надеясь на его помощь в отражении натиска советских войск.

Чуть ли не все средневековые правители имели своих алхимиков, обещавших им открыть секреты “философского камня” и дешевого производства золота. Однако чаще всего они содержали потенциальных чудотворцев скорее из следования моде и в качестве забавных диковин в соревновании со своими соседями.

Всерьез же они начинали относится к внушаемым потенциальными открывателями надеждам тогда, когда их дела приходили в упадок. Когда пустела казна, все больше и больше денег уходило на открытие “философского камня” – других источников не оставалось. Когда военная удача сменялась поражениями – верили в чудо, которое свершит пригретый чародей. Когда страну начинал лихорадить перманентный кризис – полагались на молитвы придворного “святого”.

Политики и правители начинают надеяться на сверхъестественное чудо тогда, когда реальные ресурсы оказываются исчерпаны и реальная динамика событий все больше ведет к катастрофе. Когда больше удачи ожидать неоткуда.

Поэтому, если некий правитель или политическая сила начинают культивировать и пропагандировать некоего неожиданного гения или “чудотворца” – это можно считать верным признаком того, что они не знают, что делать дальше и как решать жизненно важные проблемы.

Суть такой ситуации одна – некий субъект утратил представление о том, что ему нужно делать, запутался и все запутал – и теперь надеется на то, что придворный чудотворец сделает так, чтобы все решилось само собой: по щучьему велению, по молитве юродивого, по воле золотой рыбки.

Собственно, идея рыночного развития на рубеже XX-XXI веков – та же идея чуда: чтобы самому ничего не делать, а джин по имени “рынок” со своим “инвестиционным климатом” вдруг внезапно все проблемы решил.

Другой, словесно менее истертый вариант – это некое нестандартное научное чудо. Гитлер почти до конца верил, что вот-вот появится “орудие возмездия” – и повернет ход войны в иную сторону.

Строго говоря, появление придворного “чудотворца” в скрытом виде есть отказ власти от борьбы за поставленные цели. Если официальный глава правящей партии заводит себе подручного научного гения – значит, его партия дошла до ручки. В частности, потому, что там уже не остается никого, кто мог бы сказать руководителю: “Убери, не смеши”.

Конечно, можно сказать, что даже у Сталина был некий претендент на чудодейство – академик Лысенко. Только Сталин его хоть и поддерживал до определенного момента, но больше полагался в подъеме сельского хозяйства на более приземленные и апробированные вещи: партийные организации, колхозы, политотделы МТС и т.п. И уж во всяком случае он не записывал себя в соавторы сомнительных открытий Лысенко.

Вера в чудо обычно активизируется во времена реакции и упадка – когда кажется, что больше рассчитывать не на что. Ставку на чудотворцев начинают делать те политические силы, которые понимают, что больше им рассчитывать не на что.

Если для решения проблем модернизации страны “Единой России” и Борису Грызлову оказывается необходим Виктор Петрик – значит, с одной стороны, они поняли, что на путях рыночного развития модернизацию осуществить невозможно, а с другой – что иного они предложить не в состоянии.

Сложно сказать, кого тут нужно жалеть больше. Петрика, которого теперь не высмеивает только ленивый. Грызлова, которому приходится защищать Петрика за то, что Петрик хвалит Грызлова. “Единую Россию”, для которой Петрик оказался последней надеждой на выполнение “Плана 2020”. Саму Россию, которой власть обещает модернизацию и одновременно прописывает сокращение расходов госбюджета (как можно проводить модернизацию производства, сокращая расходы на производство?), и при этом из всех достижений научно-технического прогресса не может предложить ничего, кроме открытий Петрика.

Петрик, конечно, сам по себе хорош. Перечень его физических открытий либо претензий на открытия неисчерпаем. И безусловно, только происками Академии наук можно объяснить, почему этому самородку не удалось после окончания (как будто бы) факультета психологии ЛГУ закончить еще и физфак того же ЛГУ. Не помог тут опыт гипноза – им он занимался еще до поступления на факультет психологии.

Правда, опыт и пристрастие к гипнозу могут объяснить другое – и покровительство спикера Госдумы, и заработанные в 1984 году 13 статей Уголовного кодекса: мошенничество, покушение на грабёж, вымогательство, понуждение к даче ложных показаний и др. Возможно, он же помог Петрику успешно поработать советником по экономическим вопросам Санкт-Петербургской мэрии в 1990-е годы. Ведь это время ее неоспоримых экономических успехов. Как раз тогда Петербург стали называть криминальной столицей России.

Тем временем, в списке рекламируемых открытий Петрика значились: изготовление “скрипок Страдивари”; производство драгоценных камней “любых размеров и форм”; изготовление “мебели XVII-XIX веков“.

Считается, что в 1997 году Петрика избрали в РАЕН – правда, как минимум, до 2000 г. сама РАЕН об этом не знала. Что делать – талант гипнотизера не пропадает. Очевидно, он же 22 мая 2001 года обеспечил принятие решения Высшей межакадемической аттестационной комиссии РАЕН присудить Петрику учёную степень доктора технических наук. Впрочем, уже 17 октября того же Высшей аттестационной комиссии Министерства образования Российской Федерации пришлось принимать решение о неправомочности аттестационной деятельности этой “комиссии”.

Не слишком расстраиваясь тем, что его докторский диплом оказался той же чистоты, что и его драгоценные камни “любых размеров и форм”, гений строит “пирамиду Хеопса” под своим участком во Всеволожске (Ленинградская область), излучающую лучи жизни; конструирует электромобили, для которых аккумуляторы не нужны; создает густую живую “голубую воду”, продлевающую жизнь; разрабатывает формулы беспроигрышной игры в казино. И еще многое другое, что продемонстрировать вообще не представляет проблемы для человека с опытом гипнотизера.

В конце концов, вынужденная создать комиссию по изучению его открытий РАН, 21 апреля 2010 года высказала по поводу Петрика в очень корректных выражениях все то совсем не корректное, что она о нем думала.

Петрик с ее мнением не согласился и дал ей “свою принципиальную научную оценку”, а Грызлов, как благодарный ученик гипнотизера Петрика, объявил РАН центром обскурантизма.

В конце концов, что там Петрик – во все времена чудотворцев и гипнотизеров, не понятых на академическом уровне, хватало. Да и как тут понять, если сам Петрик говорил о своих открытиях: “Не пытайтесь ничего понять! Понять – не реально! И как только вы будете привлекать знания, будет осечка, … не будет ничего получаться!”. И говорил не где-нибудь, а на Международном экономическом форуме в Петербурге.

Не слишком важны и проблемы с Грызловым. Хотя, когда четвертое лицо в государстве не может избавиться от влияния фаворита-гипнотезера – это плохой признак для государства.

Однако, похоже, что это вообще последний резерв “Единой России”, последнее, что она может предложить стране. Подобно тому, как чудотворец Распутин был последним, что мог предложить России царский двор.