Украина уходит на Запад

Украинская политическая элита определилась со своими внешнеполитическими приоритетами – Киев готов всерьез добиваться подписания Соглашения об ассоциации с Европейским союзом в ноябре на саммите стран “Восточного партнерства” в Вильнюсе. Такой выбор обусловлен чисто политическими причинами. С точки зрения экономики он грозит Украине серьезными проблемами, в частности, масштабными сокращениями бюджетных доходов.

Еще в апреле, когда президент Виктор Янукович по требованию представителей Европарламента и Европейской комиссии подписал помилование для одного из своих принципиальных политических оппонентов – экс-министра внутренних дел Юрия Луценко, стало ясно: Киев готовится выполнить выдвинутые руководством Евросоюза условия подписания Соглашения об ассоциации. Эта уверенность укрепилась после принятия украинским парламентом в мае ряда законопроектов по реформе судопроизводства, правоохранительной системы и борьбе с коррупцией, чего также требовали европейские чиновники. Подписание Меморандума об углублении сотрудничества с Евразийской экономической комиссией (то есть фактически о статусе наблюдателя в Таможенном союзе), которое не имеет практических последствий, было похоже скорее на шантаж с целью вынудить ЕС принять более выгодные для Украины условия ассоциации, в частности, в вопросе экспорта украинской продукции в Европу.

ЕС, понимая, что Янукович может отказаться от западной интеграции и переключиться на сотрудничество со странами Таможенного союза, намерен найти более договороспособного лидера внутри Украины. Для Европы понятнее и ближе такие лидеры оппозиции, как Арсений Яценюк и Виталий Кличко, чем “наполовину пророссийский” Янукович. Поэтому ЕС с 2010 года активизировал контакты с политической оппозицией, подталкивая ее к объединению. Это привело к согласованному выступлению на парламентских выборах в октябре 2011 года основных украинских оппозиционеров в лице лидера “Объединенной оппозиции “Батькивщина” Арсения Яценюка, партии УДАР Виталия Кличко и радикального националиста, лидера партии “Свобода” Олега Тягнибока. После выборов эти лидеры продолжили объединительные усилия и совместно организовали весной этого года всеукраинскую акцию “Вставай, Украина!”, которая была нацелена главным образом на “подъем” электората на Востоке страны, недовольного тем, что избранный им Янукович не исполнил своих предвыборных обещаний по повышению уровня жизни и сближению с Россией.

Администрация президента и провластная Партия регионов, обеспокоенные потерей “базового электората” и предчувствуя новую “оранжевую революцию”, вознамерились договориться с теми, кто поддерживает оппозицию – то есть с Европой. Россия, как страна, которая оказывает относительно малое влияние на эти процессы, из переговоров была исключена. В результате окружение Януковича решило, что проще подписать соглашение с Европой на выгодных ей экономических условиях и тем самым добиться сохранения власти (в частности, после президентских выборов 2015 года), чем выбрать более экономически привлекательный вариант Таможенного союза без гарантий сохранения власти за командой Януковича.

Для России это будет означать вторую потерю Украины с момента подписания “Беловежских соглашений” в 1991 году, поскольку, вступив в ассоциацию с Европой, Киев упустит возможность стать членом Таможенного союза.

У Кремля появляется соблазн проучить Киев разрывом большинства экономических связей России и Украины. Торговый оборот между странами только за первое полугодие 2012 года составил $ 25,6 млрд., что является одной пятой всей внешней торговли Украины. Основой сотрудничества с Россией является покупка углеводородов, а также торговля продукцией металлургии, сельского хозяйства и сотрудничество в сфере высокотехнологичных производств, доставшихся в наследство от Советского Союза. Кроме того, многие тысячи жителей Украины, преимущественно из восточных и южных регионов, работают в России. Экономика таких крупнейших в промышленном плане областей, как Днепропетровская, Харьковская, Запорожская, Донецкая и Луганская строится на кооперационных связях с российскими предприятиями.

В том случае, если Россия решит оборвать эти связи, а также ввести для въезжающих в РФ украинцев визы, это нанесет серьезный удар по украинской экономике и благосостоянию жителей этой страны. К примеру, крупные оборонные предприятия Днепропетровска и Харькова, такие как “Южмаш” и “Харьковский тракторный завод”, оставшиеся без заказов из России, впадут в затяжную депрессию – найти новых покупателей для их продукции будет сложно, а имеющихся международных проектов без участия российской стороны окажется недостаточно для того, чтобы поддерживать на плаву такие гигантские предприятия.

В результате на Востоке страны резко возрастет число безработных, людей с доходами ниже прожиточного минимума, к которым прибавятся бывшие гастарбайтеры, потерявшие возможность заработка в России. В этом случае Украина может столкнуться с протестами не менее сильными, чем походы шахтеров на Киев в 1990-х годах, которые привели к досрочной отставке первого президента Леонида Кравчука.

Однако есть и компромиссный вариант “развода” Украины и России. Учитывая, что российская политика на Украине в течение ряда лет строилась вокруг газотранспортной системы (ГТС), вопрос права на ее собственность – один из ключевых для Кремля. Украинское правительство так и не смогло договориться с европейцами об инвестициях, необходимых для модернизации ГТС. Деньги на это есть только у России, заинтересованной в покупке целиком или приобретении доли в управлении украинской “трубой”, поскольку это позволит не вкладываться в дорогостоящий и политически сложный “Южный поток”, требующий согласования с Турцией и балканскими странами.

Вариант передачи ГТС в полную или частичную собственность “Газпрома” мог бы снять напряжение, возникшее между Москвой и Киевом на фоне подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Вместе с тем, это позволило бы Москве перезагрузить отношения с украинскими партнерами и начать диалог об аналогичной покупке интересующих российскую сторону предприятий (в первую очередь, это касается энергетической, химической и металлургической промышленности). Только для этого уже не нужен Виктор Янукович – как показала практика взаимодействия с “оранжевыми” Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко, договариваться легче с ними, чем с “регионалами”, являющимися конкурентами российских бизнесменов.