Идеологический фаст-фуд

При обсуждении вопросов идеологии о социологах, как правило, вспоминают в двух случаях. Во-первых, в связи с вопросом о том, как те или иные идеологические комплексы распространены в массовом сознании, как они “живут”, трансформируются, умирают и возрождаются вновь, превращаясь в идеологический фаст-фуд.  И, во-вторых, в связи с вопросом, являются ли эти комплексы движущими факторами политического и социального поведения людей. То есть могут ли они каким-то образом подвигать людей к определенным поступкам, в том числе к политическим решениям. И эти вопросы достаточно важны в прикладном плане.

Вопрос о распространении идеологических ценностей – это по большому счету маркетинговый вопрос, и производители идеологических комплексов, как и любые другие товаропроизводители, хотели бы понимать, как сегментирован их рынок. Несколько исследований, которые проводили мы и наши коллеги, показывают, что идеологический рынок в России плохо сегментирован. В головах наших людей те или иные идеологические комплексы существуют в очень странных комбинациях. От этих комбинаций любой теоретик или преподаватель ВУЗа пришел бы в ужас: в массовом сознании сочетаются идеи иногда совершенно несовместимые с точки зрения чистых теоретических моделей.

Тем не менее, люди с этими сочетаниями вполне нормально живут, существуют и даже каким-то образом используют эти свои странные идеологические представления. Я бы сказал, используют в рекреационном плане. Иначе говоря, идеологии потребляются с целью смягчения того дискомфорта, который люди испытывают, когда вынуждены действовать тем или иным образом в политическом или социальном пространстве и не могут сразу объяснить себе свое поведение. Речь идет о той ситуации, обозначенной Борисом Межуевым, когда человеку приходится задавать себе трудные вопросы типа “почему я действую именно так, а не иначе”.

Так вот производитель и/или продавец идеологического пакета, который поможет снять дискомфорт этого тяжелого вопроса, он, естественно, получает определенное рыночное преимущество. Фактически осуществляется акт покупки идеологического пакета, и субъект, “приобретая” его, испытывает определенный инсайт и вдруг говорит себе: вот, я наконец-то понял, как все на самом деле устроено, я понял, что надо жить так-то, и поступать так-то. Мы знаем, что это понимание “как это все на самом деле” через очень короткое время может поменяться. Но это значит, что через какое-то время человеку просто должен быть предоставлен новый идеологический пакет.

Более того, у обычного человека в “загашнике”, как правило, несколько таких объясняющих жизнь идеологических пакетов. Он не знает, как они называются, он не называет их никакими “измами”, он просто пользуется ими для объяснения себе или своей референтной группе определенных поступков и социальных действий.

Наше исследование идеологических ценностей среднего класса, т.е. достаточно продвинутой группы, показало, что нет никаких “чистых” типов респондентов, которые могли бы быть идентифицированы как носители более или менее определенной идеологии. В головах людей страшный идеологический “замес”, и в каждый конкретный момент они “достают” из своих голов весьма разные идеологические конструкции, порой очень противоречивые, но тем не менее помогающие справиться с периодически возникающим когнитивным и ценностным дискомфортом.

Теперь зададим себе другой вопрос: могут ли указанные идеологические комплексы в той или иной степени подвигать людей к определенным поступкам? На мой взгляд, в настоящее время это влияние серьезно ограничено. Социально-политические действия, электоральное поведение во многом определяются совсем другими вещами. Иначе говоря, идеология как стимул определенного политического поведения – не самый мощный инструмент.

Действительно, если мы построим идеологическое пространство в терминах классических суждений, дихотомий, которые четко разделяют идеологические ценности на непротиворечивые классы, и попробуем в этом пространстве разместить людей, то выясним, что люди в массе своей концентрируются в области пересечения различных идеологий. А люди, исповедующие чистые идеологические модели, это всегда маргиналы – и в социальном плане, (прежде всего, в коммуникационном) и в политическом.

Естественно, что идеологические товаропроизводители, привыкшие производить более или менее чистый продукт, фактически “окучивают” только этих маргиналов, очень ограниченную часть населения.

В этом смысле я допускаю, что сейчас возможно будут достаточно успешными проекты по производству гибридных, или просто смешанных (“эклектических”) идеологий, совмещающих в себе логически противоречивые вещи. Противоречивость – это очень естественная черта человека. Многие вполне готовы потреблять противоречивые “блюда”. Другое дело, что производители часто не могут себе такого позволить, они пытаются выстроить правильные, логически непротиворечивые “продукты”, тем самым снижая их “потребительские свойства”.

И последнее, что я хотел бы сказать. Мы должны понимать, что спрос на определенное идеологическое обоснование своего существования, которое человек предъявляет производителю идеологий, вероятно, в ближайшее время серьезно изменится. Это связано с тем, что теперь многие социальные и производственные технологии принципиально меняются за время жизни одного поколения. Это в свою очередь означает, что старые стереотипы и образцы социального поведения, предполагающие возможность без лишних мировоззренческих осложнений прожить всю жизнь с той одной профессией и с одним комплексом идеологических воззрений, которые человек приобрел ко времени своей гражданской зрелости, становятся несостоятельными.

На протяжении жизни человек будет вынужден менять и профессию, и контекст своего существования. И поэтому получается, что, возможно, повышенным спросом будут пользоваться не просто ситуативные идеологические пакеты, а совсем быстро меняющиеся. Это можно назвать идеологическим фаст-фудом, который привязан к определенной жизненной ситуации человека. Жизненная ситуация человека может поменяться через три-четыре года, и он должен иметь возможность приобрести новый идеологический пакет на следующий период своей жизни. Такова печальная тенденция… Хотя продавцы инсайтов и озарений, наверняка, должны быть ей только рады. Социальная экология ухудшается, но это стимулирует спрос на идеологические таблетки.

Выступление в рамках серии круглых столов “Что происходит с публичной политикой?”, центр “Новая политика”