Иван-царевич и Микки-Маус: вестернизация русской культуры. Часть вторая

Иван-царевич и Микки-Маус: вестернизация русской культуры. Часть вторая

Фото: artoblaka.ru

Во второй части нашего материала мы рассмотрим примеры изменений, затронувших важные стороны жизни российского общества, и подумаем, стоит ли опасаться последствий, казалось бы, неминуемого процесса вестернизации

1

Что происходит с русским языком?

Распад СССР, рост культурных, научных, торговых контактов – все это способствовало увеличению взаимодействия с носителями иностранных языков. В результате, в самых разнообразных областях человеческой деятельности возникли термины – от компьютерных до экономических – которые сегодня успешно вошли в русский язык и ежедневно используются миллионами людей. Например, интернет, компьютер, интерфейс, принтер; или брокер, дилер, фьючерс. Заимствования такого рода касаются в том числе менее специализированных сфер человеческой деятельности (имидж, стажер, боулинг, лайфхак), а также являются одним из способов развития современного языка.
На сегодняшний день не все готовы с этим мириться. Определенная прослойка нынешней интеллигенции твердо убеждена, что данное явление связано не иначе как с происками Запада и существованием некого заговора по внедрению иностранных слов с целью разрушить национальную культуру с характерными для нее особенностями. Не учитывают они тот факт, что язык сам по себе быстро и гибко реагирует на потребности общества. Заимствования становятся результатом взаимоотношений народов, профессиональных сообществ, государств. Называть галоши мокроступами или ноутбук диковинным вычислительным орудием никто не будет. Это звучит нелепо и смехотворно. В действительности русский язык страдает по большей части не от присутствия в нем заимствований, а от наличия и активного использования в нем жаргонизмов, матерной лексики, а также слов-паразитов. Их присутствие в речевой культуре является следствием не агрессивной политики зарубежных государств, а результатом недостатка воспитания, развития косноязычия и зависит от уровня развития каждой личности. Собственно, этой проблеме следует уделять гораздо больше внимания, нежели борьбе с ветряными мельницами в образе иностранных словосочетаний. По характеру и объёму заимствований в русском языке можно как минимум отследить пути исторического развития языка, как литературного, так и диалектов. Трактовать же данный процесс как неблагоприятный для русской культуры – контрпродуктивно и бессмысленно.

 

2

Как изменилась потребительская культура?

В современной России на развитие стандартов потребления и сервисной деятельности влияет общая экономическая и политическая ситуация в стране. В настоящее время эта ситуация остается весьма сложной и противоречивой. Пожалуй, с уверенностью можно лишь сказать, что на развитие культуры потребления в российской действительности влияют два крупных системных сдвига, которые одновременно происходили в экономике.
Во-первых, это переход от государственно-планового механизма национальной экономики к преимущественно рыночному в начале девяностых. И, как следствие, переход к «обществу массового потребления» как завершающему этапу развития. Во-вторых, на фоне тектонических преобразований в российской экономике в то же время набирал обороты процесс глобализации, преобразовывавший мир в единую систему. В результате яркие примеры минувших трансформаций повсеместно встречаются в нашей действительности. «Квартира, дача, машина» – триада, характеризующая потребительский идеал, сложившийся в советском обществе, продолжает существовать по сегодняшний день, однако в несколько измененном виде. Человек, желающий приобрести недвижимость и личное средство передвижения, теперь ходит в джинсах Levi’s, возможно курит Marlboro, подкрепляется в Макдональдсе и посещает кинотеатры, транслирующие новую часть «Супермена» или «Мир юрского периода». Если цель успешно достигнута, человек пересаживается на какую-нибудь иномарку, а интерьер квартиры теперь должен быть непременно в стиле лофт. Несмотря на то, что с принятием ряда западных товаров и услуг в обществе появились люди, толкующие о потере русской самобытности, очевидно, что символы престижа и достатка существовали у нас ещё задолго до падения железного занавеса и продолжают существовать до сих пор, разве что в несколько измененном образе.
Советская власть в свое время осуждала чрезмерное стремление к материальным ценностям как несовместимое с идеалами коммунизма. В печати регулярно высмеивались подобные явления, в широкое обращение вошли штампы «мещанство», «вещизм» и «потребленчество». Однако сегодня, в эпоху развитого капитализма, сопровождаемого социальными изменениями (рост доходов, снижение продолжительности рабочего дня и рост свободного времени, размывание классовой структуры) все это отходит даже не на второй план, а где-то на двадцать второй. Чтобы вновь перекроить культуру потребления, отвратив ее от использования импортных услуг и товаров, необходимо полностью изменить характер российской экономики, снизив зависимость от обмена с внешней средой до минимума. В нынешних же реалиях подобные действия неминуемо приведут российскую экономику к очередному падению.

 

3

Что не так с кинематографом?

В российском большом кино перестали придумывать оригинальные истории. Ремейки голливудских блокбастеров встречаются, конечно, реже, чем, например, сериальные адаптации, но они бросаются в глаза. Например, отечественный хит «Елки лохматые». По сюжету две собаки не дают ограбить дом своих хозяев двум преступникам. По мнению кинокритиков, этот фильм как две капли похож на уже ставший классикой в США фильм «Один дома». Авторы российской комедии просто заменили американского мальчика на собак и сохранили не только сюжет, но и внешний вид главных злодеев. Они даже одежду носят одинаковую. Правда, на выходе оказалось, что формула «сделать как в Америке» работает не всегда. Было уже несколько попыток осовременить любимые всеми старые комедии. «Кавказская пленница», «Служебный роман», «Джентльмены удачи» – все эти фильмы, по мнению критиков, мягко говоря, не дотягивали до оригиналов. Кстати, есть и по-настоящему успешные российские проекты. Причем с оригинальными героями и историями. Например, отечественные мультфильмы про русских богатырей. Все они стали настоящими кассовыми хитами. Снято уже пять частей. Или другой российский проект – «Снежная королева». Этот мультфильм так понравился американцам, что они оплатили его продолжение и купили для проката в Штатах, также как «Машу и Медведя» купили итальянцы для аудитории в 800 тыс. зрителей.
К сожалению, это лишь редкие исключения. Главная киностудия страны «Мосфильм», на которой в семидесятых-восьмидесятых годах снималось до пятнадцати фильмов в год, стала производить не более двух фильмов ежегодно. К этому стоит добавить, что «Paramount Pictures» и прочие американские кинокомпании открыто планируют занять часть российского рынка и тем самым провозгласить в стране «транснациональную культурную демократию», к которой Россия имеет честь присоединиться. К этому стоит добавить, что значительно снизилось художественное качество снимаемых картин; сегодня предпочтение отдается боевикам и комедиям с юмором «ниже пояса», вроде «Что творят мужчины» или «Любовь в большом городе». Тем не менее, подобная не слишком приятная тенденция, складывающаяся в российском кинематографе, воспринимается некоторыми обозревателями как «новое российское кино». Дескать, режиссеры в своем творчестве опираются на опыт европейского и американского кино не меньше, чем на опыт кино отечественного. За годы работы они научились точно рассчитывать, какие фильмы смогут привлечь внимание широкого круга зрителей, и использовать при съемках технические приемы и образный язык рекламного бизнеса. И вот в этом отношении, в отличие от предыдущих тем языка и экономики, потеря самобытности – это одна из наиболее серьезных и глубоких проблем, с которой приходится сталкиваться России, живущей в обстановке культурного кризиса.