Медвежья услуга

В четверг на совещании в Таганроге были подведены предварительные итоги ущерба, нанесенного засухой. По словам президента Дмитрия Медведева, этим летом в стране сгорела почти четверть посевов зерновых, многие хозяйства оказались на грани банкротства.

Засуха погубила урожай зерновых на площади почти в 11 млн. гектаров. Только по 18 регионам, представившим данные в Минсельхоз, ущерб составил 26,1 млрд. рублей за счет гибели посевов на площади 8,7 млн. гектаров. Однако сами эти регионы оценивали ущерб и площадь поражения еще выше – в 37,1 млрд. рублей и 9,5 млн. гектаров. При этом наибольшие потери зафиксированы в Татарстане, Оренбургской, Саратовской и Самарской областях, Башкирии и Мордовии.

Тем временем, эксперты британского банка HSBC и банка “Уралсиб” оценивают убытки гораздо выше. По их расчетам, 50 % добавленной стоимости в сельском хозяйстве создается в третьем квартале, поэтому экономика России может потерять порядка трети прибыли сельхозпроизводства и 1 % роста ВВП по итогам 2010 года. Доля сельского хозяйства в ВВП составляет около 4 %, соответственно, сокращение отрасли на треть означает сокращение ВВП на 1 %, поясняют эксперты. В итоге мы имеем те самые 450 млрд. рублей “прямых” убытков только по итогам июля, а результаты всех потерь будут известны осенью. Выходит, только краткосрочные издержки, связанные с засухой и пожарами в России, будут стоить ей гораздо дороже (около 15 млрд. долларов), чем затраты по ликвидации недавней утечки нефти в Мексиканском заливе, оцениваемые в 6,1 млрд. долларов.

К потерям экономики следует отнести и упущенную выгоду от экспорта зерна, запрет на который введен с 15 августа по 31 декабря 2010 года. По замыслу чиновников, это делается для того, чтобы не допустить дефицита продовольствия и скачка цен. По данным Минсельхоза, в этом году Россия сможет себе позволить экспортировать лишь 2-4,5 млн. тонн зерна, а не 20 млн. тонн, как прежде. До 15 августа фактический объем экспорта составит 2,8 млн. тонн. Кроме того, сельхозпроизводители, ранее заключившие контракты на экспорт зерна, из-за эмбарго могут столкнуться с судебными исками. По словам Медведева, их необходимо защитить, создав соответствующую юридическую базу и доказав, что из-за “форс-мажора” они никак не могли выполнить свои обязательства.

Тем временем, Соединенные штаты смогут легко заменить на мировом рынке зерна Россию, считает министр сельского хозяйства Елены Скрынник. Правда после этого США, которые являются крупнейшим экспортером зерна, практически станут монополистом на рынке, и вернуться обратно у России вряд ли скоро получится.

Сейчас Россия занимает (точнее – занимала) четвертое место в мире по экспорту пшеницы после США, Евросоюза и Канады. В прошедшем году она экспортировала на мировой рынок 21,4 млн. тонн зерна. При этом крупнейшими импортерами российской пшеницы являются Египет, Турция, Пакистан, Азербайджан, Сирия, Иордания, Иран, Ливия, Бангладеш и Йемен. И если сейчас они начнут закупать зерно в США, то “вернуть клиента”, как водится на рынке, будет весьма непросто.

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский ранее предупреждал, что даже временное прекращение экспорта зерна нанесет серьезный вред российским производителям. “Экспорт очень легко потерять, но очень тяжело завоевать”, – соглашался с ним замминистра сельского хозяйства Александр Беляев. К тому же, по мнению специалистов, принимая такое решение, надо заранее предупреждать рынок, чтобы дать возможность экспортерам выполнить уже имеющиеся контракты. Между тем еще совсем недавно в Минсельхозе уверенно заявляли, что Россия попытается сохранить экспорт зерна на прошлогоднем уровне, и искусственно перекрывать его никто не собирался.

В результате российские экспортеры, как минимум, “попали на деньги” из-за невозможности выполнить свои обязательства по контрактам, а по максимуму – навсегда потеряли свой имидж надежных поставщиков зерна. Более того, буквально накануне было объявлено о том, что российские компании выиграли египетские тендеры на поставку 180 тыс. тонн зерна, и теперь их выполнение тоже может оказаться под угрозой.

Правда, на днях глава минпромторга Египта Мухамед Рашид сообщил во время телефонных переговоров первому вице-премьеру России Виктору Зубкову, что осознает масштабы наших проблем и готов подождать с перезаключением контрактов на поставки пшеницы, прежде выигранных российскими трейдерами, до октября. Однако остальные страны – Саудовская Аравия, Ливия и Иордания, правительства которых тоже заключили крупные контракты на поставки российского зерна, могут оказаться не такими “понятливыми”. Тогда дорога на мировой рынок для России будет закрыта надолго.

И еще, как заявил пресс-секретарь Российского зернового союза Антон Шапарин: “Зерна в стране достаточно, и даже при снижении урожая нам в любом случае хватит не только на внутренние потребности, но и на экспорт. Наши запасы – 24 млн тонн зерна, которое абсолютно точно есть в стране. Поэтому после того, как мы закроем экспорт, может получиться интересная картина: высокого внутреннего спроса как такового нет, а зерно есть и девать его некуда”. То есть, если погода внезапно изменится, и над страной пройдут обильные дожди, открывая возможность сеять озимые, то на следующий год за нынешний запрет экспорта придется дорого заплатить, считают эксперты.

Кстати, ввести эмбарго – односторонний запрет по контрактам на экспорт зерна – России посоветовал, конечно же, Запад. Буквально накануне “судьбоносного” решения российского правительства, трейдеры Glencore – крупнейшего в мире поставщика сырьевых товаров, призвали российские власти ввести запрет на экспорт зерна, чтобы позволить компаниям пересмотреть свои контракты, как писала The Finanscial Times.

“Этот призыв отражает обеспокоенность торговых домов по поводу выполнения своих контрактов на фоне растущих цен и недостаточных поставок в связи с засухой в России”, – отмечали авторы издания. И если Россия введет запрет на экспорт, как она сделала во время продовольственного кризиса 2007-2008 годов, то торговые дома, такие как Glencore, могут ввести “форс-мажор”, что позволит им отменить свои соглашения “по независящим от них обстоятельствам”, и таким образом решить свои проблемы. То есть – переложить их на плечи России. Как считают отечественные экспортеры, платой за уход с мирового рынка станет снижение цены на российское зерно в Средиземноморском регионе, где его покупают традиционно, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поставки в который находятся пока в стадии венчурного проекта.

Однако проблемы могут возникнуть не только на мировом рынке. Эмбарго на экспорт зерна приведет к снижению внутренних цен, и сельхозпредприятия юга страны, которые собрали хороший урожай, уже не смогут заработать столько, сколько планировали. В итоге производители, которые имеют возможности для хранения зерна, не будут спешить продавать его, дожидаясь более высокой цены. А российским потребителям придется выходить с закупками на мировой рынок, цены на котором высоки, в том числе и из-за дефицита, возникшего в связи с запретом на экспорт в России.

Но самый главный ущерб сельскому хозяйству страны нанесет снижение инвестиционной привлекательности отрасли, считают специалисты. По их мнению, на следующий год мало кто решится делать инвестиции в “непредсказуемое” зерно и его станут производить на порядок меньше. Понятно, что в случае нехватки зерно всегда можно купить на мировом рынке, вопрос только – по каким ценам.

Между тем, внутренние цены на зерно в России тоже не стоят на месте. В июле пшеница подорожала примерно на 50 %, а ячмень – на 80 %. Поэтому производителям мяса тоже придется поднимать цены, чтобы предотвратить падение рентабельности, считают эксперты. В этом случае засуха может дать дополнительные 1,5 % к инфляции в 2011 году. Рост цен на зерно может повлечь за собой повышение цен практически на все продовольственные товары, доля которых в индексе потребительских цен составляет 38 %, и тогда инфляция в стране снова перейдет на двухзначные числа. Получается, что запретом на экспорт зерна Россия ударила не только по бедным странам мира, но и по своим собственным малоимущим гражданам. Но это еще полбеды – по информации Минсельхоза, из-за засухи уже появились проблемы и с урожаем “второго хлеба” россиян – картофеля.

Помимо сельского хозяйства, в прямом убытке от жары могут оказаться обрабатывающие отрасли, в том числе машиностроение, считают эксперты. Ну а инфляция, вызванная засухой, негативно отразится на всех без исключения отраслях народного хозяйства. Что же касается текущего потребления населения, то достаточно посмотреть на полки магазинов и оценить соотношение отечественных и импортных товаров, чтобы понять, что импорт в этом году растет совсем как в 2008 году, когда это привело к резкому обесценению рубля. Скорее всего, и в этом году все закончится тем же.